?

Log in

No account? Create an account
Илья Пономарев/Ilya Ponomarev
ilya_ponomarev
........ ..................
Илья Пономарев/Ilya Ponomarev [userpic]
Важное интервью по предвыборной ситуации в #нск

Депутат Госдумы от Новосибирской области, претендент на кресло новосибирского градоначальника Илья Пономарев представил «КС» своё видение расклада политических сил в мэрской избирательной кампании.

— Как вы оцениваете итоги вчерашней встречи оппозиционных кандидатов и каков прогноз на сближение позиций и появление единого кандидата?

— Важный шаг в сторону определения единого кандидата сделан. Сегодня первый по рейтингу — Локоть. Если до второй половины марта эта ситуация сохранится, то вероятность выполнения этого соглашения будет высока — я сделаю все возможное, чтобы победа осталась в наших руках. Но шансы коммунистов стабильны, зато у меня больше возможностей объединить людей разных взглядов, настроенных на перемены и выйти за пределы традиционного избирателя левых. А вот хватит ли мудрости у КПРФ отозвать своего кандидата ради победы, если это будет следовать из социологии — вопрос. Выполнят ли коммунисты соглашение со свой стороны,честно говоря, не убежден. Надеюсь, что выполнят.

— Если верить в то, что для коммунистов на этих выборах участие важнее, чем победа, для них выполнение соглашения в такой ситуации будет удобным поводом пропустить кого-то из оппозиции вперед.

— Анатолию Локтю нужно идти на губернатора. Он к этому готов, а КПРФ — ведущая партия региона, и победа реальна. Наши взгляды во многом идентичны. Но для того, чтобы успешно идти на губернатора, нужно контролировать город, мы оба это понимаем. В ситуации, если бы выборы проходили в срок, я бы успел до начала гонки получить сопоставимый рейтинг, и он бы тогда мог совершенно спокойно оставить мне город под условие, что я не иду в губернаторы и поддерживаю его кандидатуру на этот пост, о чем бы мы без особых проблем договорились, образовав работоспособный тандем. Тем более, что у меня есть опыт руководства и большими производственными коллективами, и коммунальной сферой, которого нет у других. Но сейчас коммунисты исходят из того, что только у Локтя есть шансы выиграть город. И если бы выборы были сегодня, то так оно и было бы. При этом Анатолий не очень верит в избирательную кампанию, в то, что в ней будет какая-то серьезная динамика. Коммунисты, конечно, консервативны по своим жизненным установкам. Поэтому не очень понятно, как они себя поведут, когда я отработаю свою часть задачи и догоню. Что будет более значимым: реальное развитие города или политическая ревность, желание не упустить «синицу в руках»?

— А вы, наращивая рейтинг, на этой стадии избирательной кампании с кем делите голоса? Со Стариковым?

— Нет. Конечно, мой избиратель пересекается с Локтем. Это совершенно очевидно. Он пересекается процентов на 80. Я немножко забираю голоса у либерального избирателя, который не готов голосовать за коммунистов, но все равно это левое звено избирателей. «Яблочный» избиратель, может быть кусочек «прохоровского», но это в меньшей степени. В любом случае, я расширяю политическое поле, а не отбираю чужие голоса.

— Иван Валентинович у нас «полевел», судя по его декларациям.

— Никогда не понимал, как аграрий, да еще из Сибири, может быть правым! У нас же не Краснодар тут... Но Ивану тоже интересны губернаторские, а не городские выборы, его избиратель — на селе. Поэтому я надеюсь, что у него тоже хватит сил вовремя остановиться и в этой игре не зайти слишком далеко. Он очень яркий и интересный человек, но на этих выборах ему будет тяжело. Хотя отбирает он все же больше голосов у власти, чем у оппозиции, грубо говоря, две трети от Знаткова, треть — у оппозиции, но даже эта треть для нас может быть критична. Конечно, хотелось бы, чтобы он в нашей коллективной договоренности участвовал. Мы с ним реально дружим, часто общаемся. Когда он выдвигался, он клялся и божился, что все соглашения выполнит.

— По вашим сведениям, что происходит в «лагере власти»? Какие-то колебания между кандидатурами Знаткова и Ксензова идут?

— Нет.

— Однозначно Знатков?

— Однозначно. Хотя это не означает, что все представители власти будут реально за него работать. Часть будет только делать вид, а реально может помогать и Ксензову, так что прогнозировать исход кампании невозможно. Надо понимать, кто будет голосовать за Знаткова. Определенное количество людей проголосуют за него не потому, что он им нравится, а потому что они вовлечены в те или иные сетевые взаимоотношения с властью. Либо это люди, которых отмобилизуют депутаты горсовета, главы районов, владельцы предприятий, у которых есть в этом заинтересованность и т.д. Я оцениваю, что таких голосов где-то 75-100 тысяч. У Знаткова может быть с точки зрения социологии рейтинг 0%, но у него будут эти 75-100 тыс. голосов. Сомневаюсь, что он приобретет много сверх этого, особенно, если пойдут другие представители региональной «знати». Он мало известен, кроме того, ещё при Толоконском региональные СМИ были фактически разгромлены, поэтому ни у кого нет значимых каналов влияния на позицию горожан. После истории с Яковом Лондоном решили: зачем нам тут местные СМИ, которых непонятно как контролировать, лучше пусть будут федералы. Сейчас это оборачивается против власти: они берут неизвестного кандидата, и нет механизма раскрутки. ОТС — единственное, через что можно крутить. Говорят, его смотрят, но это делают как раз те самые 100 тысяч, которые и так придут.

— К теме рейтинга. Виктор Козодой публично заявлял о наличии у него социологических данных, согласно которым узнаваемость Знаткова не ниже, чем узнаваемость Городецкого в 2000 году и будет расти. Проводилась аналогия — Знаткова изберут точно так же, как и его предшественника. Это соответствует вашей информации и вашим представлениям?

— О данных Козодоя я слышал. Но здесь вопрос не абсолютных цифр, а сравнительных. Моя социология, социология полпредства и социология губернатора как будто про разные города, хотя базовые соотношения похожи. Моя социология говорит о том, что известность Локтя — 80%, моя — 40%, у Знаткова до заявления Городецкого об отставке было 14%.

Мои данные говорят, что если бы выборы прошли сегодня, то если не учитывать 100 тысяч мобилизуемых человек, то было бы примерно: 30% — Локоть, 10% — я, 2% — Знатков. Если Ксензов включится, у него порядка 16-17%. По величине рейтинга известности Ксензов находится посередине между Локтем и мной, у него — в районе 65%, по моим данным. Еще есть Анисимов, который тоже может на это повлиять, хотя вроде он все-таки отказался от идеи участвовать, но я думаю, что вполне ещё способен передумать. Главным будет вопрос динамики. У себя я наблюдал рост в декабре после того, как мы собирали подписи и добились изменения закона по капремонтам, это отразилось на рейтинге, это было видно. Процента три я прирастил, то есть примерно треть своего первоначального рейтинга, хотя на известности это не отразилось. Когда начнем выпускать листовки, газеты, баннеры, тогда это тоже начнет влиять.

— У Вас планируется значительная активизация кампании?

— Конечно. Она по закону ведь разрешена с 8 марта по 5 апреля. Я рассчитываю потратить на это вполне серьезные ресурсы.

— Про вас говорят, что вас поддерживает Володин, который давил на «Гражданскую платформу», в частности, чтобы она была за вас. Уже в легенду вошли рассказы людей, как они сопротивлялись давлению Володина в пользу Пономарева. Прокомментируйте это.

— Я так скажу: давлению Володина сопротивляться трудно, поэтому если они выстояли, значит, его не было. Я не скрываю, что периодически общаюсь с администрацией президента, я же активно работающий депутат Госдумы. Естественно, ни о какой поддержке с их стороны речи не может идти даже теоретически. Мы политические оппоненты. Но администрации очень выгодно, если я куда-нибудь из Москвы денусь, не буду на федеральном уровне засвечиваться, а займусь конкретным делом - развитием Новосибирска. При этом им удобен любой исход выборов. Если я выиграю, они скажут: «Видите, у нас демократия, всем остальным тоже надо этим заниматься». А если проиграю: «Даже в своем городе выиграть не может, мы всегда говорили, что оппозиция состоит из лузеров».

— Как вы можете объяснить ставку Юрченко и Козодоя на Знаткова при тех низких процентах рейтинга и известности, которые вы назвали?

— Они смотрят, например, на томские выборы: явка всего 20%. И если у нас будет, допустим, 25%, то 100 тысяч голосов Знаткова — это 50%. Поэтому главная задача оппозиции — не заниматься агитацией, а заниматься мобилизацией. Приведем избирателей, убедим их в реальности перемен — выиграем, не приведем — проиграем.

— Не считаете ли вы, что праймериз «ЕР» могут быть использованы как канал ввода в избирательную кампанию того же Ксензова?

— Исключено. Зачем им это? Посмотрите на нашего губернатора. Он уверен в себе, контролирует поляну. Хотя в Москве говорили: «Не надо делать досрочные выборы. Опасно», он так решил и принял ответственность на себя. Это характер, достойный уважения. Но посмотрим, не ошибся ли он.

— Что произойдет, если выиграет оппозиционный кандидат, то есть не Знатков? Губернатор сменится вслед за мэром?

— Если выиграет оппозиционер — да, есть вероятность, что сменится. Я бы так сказал, что если победит коммунист, сменится с почти стопроцентной вероятностью. Если выиграю я, то думаю, что это не столь очевидно. Просто если бы выборы проходили в сентябре, то победа оппозиции прошла бы без последствий, потому что, как я говорил, это бы всех устраивало. Посмотрите на Екатеринбург. Победа Ройзмана там прогнозировалась последний месяц перед голосованием, тем не менее, несмотря на все попытки Куйвашева задавить Ройзмана, на финише именно Кремль не дал, Володин лично вмешивался в ситуацию и защитил победу Евгения. И Куйвашев никуда не делся. Хотя, конечно, ту же самую Москву в Екатеринбурге гораздо больше устроило, если бы победил Бурков.

— Кто, на ваш взгляд, поддерживает Юрченко в Москве?

— Никто в отдельности. Он губернатор, а не чей-то ставленник.

— Но он же как-то стал губернатором? Кто его поддерживал?

— Виктор Александрович Толоконский настоял лично.

— Но некоторые считают, что Виктор Александрович не совсем его продвигал. И даже слегка обиделся, что все вышло за его спиной.

— Нет. Только благодаря Толоконскому Василий Алексеевич губернатор Новосибирской области. Исключительно.

— Почему тогда они конфликтуют?

— Вообще говоря, это является лишним доказательством логики власти: если кто-то тебя назначил, значит он является врагом, потому что он же может тебя и снять. Хотя я думаю, что в этом случае Василий Алексеевич не так рассуждал, а поссорился по другим причинам.

— То есть инициатива конфликта, по-вашему, исходит от Юрченко?

— Я свечку не держал, но вряд ли полпред после своего ухода с поста губернатора когда-либо владел инициативой.

— Какой отпечаток накладывает этот конфликт на всю избирательную кампанию?

— Сейчас я думаю, что это влияние будет минимальным, то есть оно очень преувеличивается местной элитой. Новосибирск — регион, слишком замкнутый на себя. Здесь присутствует крайне мало федеральных элит из-за отсутствия природных ресурсов, поэтому горизонт большинства игроков ограничен областью. И на этом горизонте Толоконский был богом. И теперь этот бог — полпред, но все равно отблеск того, что он бог, демиург местной политики, присутствует. Но уровень его влиятельности в реальности не столь значителен, а ресурсов в руках особенных нет. Он более гибок, более опытен, более мудр, и в состоянии, соответственно, манипулировать людьми и процессами, но нужны ресурсы: СМИ, финансы, административная власть — а этого нет. Полпред может повлиять на то, чтобы тот же Ксензов выдвигался, скажет: «иди», и это будет авторитетное мнение, которое человек услышит. Но помочь ему он не может, он не в состоянии ни в Москве его пролоббировать, ни денег ему выделить — все это не во власти Виктора Александровича. Поэтому, учитывая, что полпред человек опытный и мудрый, то я не думаю, что он в ходе этой избирательной кампании хоть как-то даст Москве повод заподозрить себя в нелояльности. Я думаю, что он будет публично поддерживать Знаткова.

— Но ведь он сделал противоположные заявления.

— Он сделал не совсем противоположное заявление. Хотя даже такое заявление вызвало довольно жесткую реакцию. Но в нем не звучало, что не нужно поддерживать Знаткова, было сказано, что губернатор делает ошибку, совмещая досрочную избирательную кампанию, однотуровую модель и выдвижение малоизвестного кандидата. И он прав: это не в интересах самого Знаткова. И Козодой публично согласился, что есть проблемы, и замечания полпреда будут учтены. Мое мнение, что шаг с досрочными выборами выгоден только одному игроку — Локтю. А невыгоден он, прежде всего, мне. Они боялись эффекта Навального, что будет лето, и я летом выведу всех на улицу, захвачу ее, там будет куча волонтеров, и ситуация будет для них развиваться непредсказуемо. Они хотят запихнуть ситуацию в традиционное русло. Мне обидно, когда Алексей Мазур говорит, вот, мол, Илья выбирает путь традиционного политика и будет делать ставку на традиционные политтехнологии вместо того, чтобы делать ставку на народное движение. Уж он-то точно знает, что у меня весь штаб был выстроен под народное движение с волонтерами, и народ валом идет со своими идеями, начала выстраиваться массовая сеть жилищных активистов. Она другая, чем у Навального, но на мой взгляд, гораздо более эффективная. В мороз тяжело захватить улицу, но, как говорится — нет таких крепостей, которые не могли бы захватить большевики. Так что кампания будет интересной, обещаю.

Оригинал.