March 6th, 2012

worried

Что произошло на Пушкинской площади и почему

По следам побоища на Пушкинской рассказываю, что там происходило на самом деле.

Митинг прошел вполне себе душевно. В ходе его целый ряд ораторов говорил о том, что нужно какое-то действие, а Удальцов сказал, что не хочет после митинга никуда уходить. Его поддержала масса людей: они начинали несколько раз скандировать "мы не уйдем". Увидев такое настроение, я попросил у Рыжкова слово (он мне его дал предпоследним, как раз перед Навальным), и сказал, что уйду с площади последним: кто хочет остаться, будем считать, что после митинга будет бессрочная встреча с депутатом Госдумы. Только таким образом можно было избежать провокаций и нарушения закона, хотя Рыжков тут же отвел меня в сторону и заявил, что я "нарушаю решение оргкомитета". Впрочем, я никакого оргкомитета не избирал, что он там решил, я не в курсе, но знаю: безопасность участников митинга явно для меня в более высоком приоритете.

Собственно, как и должно было быть, осталось примерно тысячи 3 из 20-25 тысяч пришедших на Пушкинскую, в том числе Удальцов, Яшин, Навальный. Мы очень душевно минут 40 беседовали, делились эмоциями и фактами о прошедших выборах. И тут появились "космонавты", наш любимый 2й оперативный полк, выстроился и без лишних разговоров начал жестко всех разгонять. Зачем, спрашивается? И явно незаконно - я сто миллионов раз повторил по мегафону, что здесь встреча с депутатом, что митинга нет, никаких лозунгов и транспарантов нет, соответственно и состава нарушения нет, но никто на разговор не вышел, хотя комполка все прекрасно видел и слышал.

Итог - несколько сотен задержанных, у кого-то сотрясение мозга, у Алены Поповой сломана рука!

В общем, на ровном месте полиция устроила провокацию, драку, еще раз подтвердив простой тезис: мы - сила правопорядка, а власть сейчас хочет хаоса, чтобы выставить Путина спасителем отечества. Нам нужна народная милиция и честный президент!

PS после интенсивных переговоров с полицией удалось заменить жесткую статью 19.3 (неповиновение) на более мягкую 20.2. Спасибо Гудковым, Пархоменко и Бабушкину, принявшим активное участие, а также нашим адвокатам Полозову и Волковой. Алена, поправляйся!