March 31st, 2014

classic2

(no subject)

Дал большое интервью Znak.com на тему того, к чему следует приготовиться российской экономике в связи с последними событиями.

Илья Пономарев: «То, что мы творим, делает войну неизбежной. Не уверен, что мы ее выиграем».

Экономика России хворала и до Крыма: рост ВВП – меньше 1,5%, рост в промышленности – 0. Из страны утекают десятки миллиардов долларов. Долги субъектов РФ, по подсчетам известного экономиста Натальи Зубаревич, составляют до 25% региональных доходов. Центробанк за первые два месяца 2014 года потратил на подержание рубля без малого 27 млрд долларов (за весь прошлый год – 30 миллиардов), но рубль все равно спикировал больше чем на 7,5%. При этом банки, покупавшие валюту у ЦБ (в основном государственные), тут же переправляли ее за границу, раскручивая бегство капиталов. Присоединение Крыма усугубляет ситуацию: возникают миллиардные расходы на содержание и модернизацию нового федерального округа, да прибавим цену западных санкций. К каким экономическим последствиям все это приведет? Своим мнением делится Илья Пономарев, единственный депутат Госдумы, проголосовавший против присоединения Крыма, член комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству.

«Все выглядит так, что мы аннексировали кусок территории Украины»

- Илья Владимирович, чем вы объясняете свой поступок?

- Я проголосовал против присоединения Крыма сегодня и в выбранной форме. Причина очень простая: я против войны и не хочу, чтобы братские народы, русский и украинский, стреляли друг в друга. На мой взгляд, то, что мы творим, делает это неизбежным. У меня нет сомнений в том, что Крым – это русская земля. Я бы даже сказал – наша общая земля… И русские, и украницы, и белорусы, и много кто еще - все они сражались за Крым, жили там. И не важно, в какой стране они живут сейчас. Мы одной крови. Не говоря уж о праве народа на самоопределение: референдум прошел, и нет оснований сомневаться в его итогах. Но решение, принятое после него, - неправильное. У нас есть опыт в Южной Осетии и Абхазии, когда, защитив местное население, мы признали их независимость, организовали протекторат. В ситуации с Крымом напрашивался такой же сценарий: сначала признать независимость, а уж потом спокойно решать вопрос о приеме в состав России. Тем более, что никакой острой необходимости присоединять Крым не было. Угроза русскому населению, если она и есть, в чем я сомневаюсь, скорее имеет характер ползучей украинизации, но не физического истребления, геноцида русского населения. Еще бы – с нашим-то военным контингентом в Крыму! Чтобы обеспечить безопасность крымчан, достаточно было довести его численность до предельно допустимого действующими соглашениями показателя в 25 тыс. человек, что и было сделано.

А сейчас все выглядит так, что мы аннексировали кусок территории Украины, союзнического нам государства. Причем сделали это, дав Украине в 1994 году обещания защищать ее суверенитет и государственную целостность в обмен на отказ от ядерного статуса. Получается, мы обманули украинцев, воспользовавшись их слабостью. Разве так поступают с дружественным народом? Более того, мы сами сделали шаг к развалу СНГ: разрушая постсоветскую конструкцию, мы очень сильно напрягли даже белорусов, которые начали консультации с натовцами. У меня много родственников в Северном Казахстане, там вообще очень много русских – так что, мы и Северный Казахстан заберем? Там сейчас очень много волнений на эту тему. Ведь основания такие же, как в Крыму.

- Почему тогда все остальные депутаты проголосовали за? От самоуверенности? Посчитали, что мы достаточно хорошо живем: нефть дорогая, золотовалютных резервов полтриллиона долларов?

- Думаю, что причина другая. У нас в Думе у депутатов уже давно атрофировалось чувство, что от них что-то зависит, они не ощущают ответственности, когда нажимают кнопку, привыкли жить в ситуации, когда решение уже принято, а они должны его только оформить. Дескать, от меня все равно ничего не зависит, мы люди маленькие, плетью обуха не перешибешь, а если я выступлю против, меня накажут, потому что я поставлю себя против воли президента. Это касается не только Крыма, это тотальное настроение депутатов, которые между тем по статусу приравнены к федеральному министру, чиновнику категории А, и зарплату получают соответственную.

«Капитальные инвестиции в Крым дают реальному сектору возможность хоть какого-то оживления»

- У нас и до Крыма экономика не блистала. Какие дополнительные риски возникают в связи с Крымом?

- Действительно, в прошлом году наша экономика остановилась. Небольшой рост показывает только сфера услуг. Главная проблема – сворачивание капитальных инвестиций, начавшееся еще до Крыма. Это результат исполнения так называемых майских указов президента.  Нагрузка была перевалена на региональные бюджеты, а они весьма слабенькие – все забирает Москва. В итоге они надорвались и отказались от программ развития, запланированных денег не получило огромное количество предприятий, резко выросла дебиторская задолженность. Реальный сектор – строительство, обрабатывающая промышленность, особенно машиностроение – сидит без заказов и без денег, в очень тяжелом положении. Вот результат выстроенной экономической политики.

Это могло бы компенсироваться повышением качества управления,  ростом производительности труда, но ничего этого не происходит, потому что ни один крупный предприниматель в ситуации высокой политической неопределенности с точки зрения защиты прав собственности, повсеместно и дикими темпами растущего произвола правоохранительных структур не будет вкладываться внутри страны. В прошлом году отток капитала уже был очень высоким – 63 млрд долларов. В этом году мы превысили эту цифру уже в первом квартале, оценка Минэкономразвития – около 70 млрд долларов: 35 в январе-феврале и еще 35 в марте. Это совершенно ужасные цифры. Люди не верят, что их деньги будут здесь в сохранности и уводят их, прежде всего из реального сектора экономики.

Collapse )