?

Log in

No account? Create an account
Илья Пономарев/Ilya Ponomarev
ilya_ponomarev
........ ..................
Илья Пономарев/Ilya Ponomarev [userpic]
Шлейф Развозжаева, или как закручивают гайки в регионах

"Левый фронт" продолжают прессовать. Софья Шайдуллина из slon.ru написала отличную статью по мотивам событий последних дней. Кроме Йошкар-Олы, обыски и задержания проводились и в Иваново. Боремся, отбиваемся, но обязательно победим, потому что никто из моих товарищей ни в чем не виновен.

В столице Республики Марий Эл Йошкар-Оле 9 ноября были задержаны трое активистов «Левого фронта» – одной из немногих (если не сказать, что единственной) жизнеспособных оппозиционных сил в регионе. В их квартирах провели обыски без предъявления каких-либо документов, которые подтверждали бы право следователей на обыск. Один из молодых людей – Павел Толмачев – приехал в Москву, чтобы добиться поддержки и получить квалифицированную правозащитную помощь. Поговорив с ним, Slon узнал не только о его частном деле, но и вообще о ситуации в регионе, где уже 12 лет главой является господин Маркелов и где с забавной периодичностью случаются коррупционные скандалы.
 


«Левый фронт» не только стабильно выводит на площади Йошкар-Олы 100–150 человек, но и проводит последовательную политику улучшения качества жизни граждан. Корреспондент Slon подтверждает это, так как родилась в Марий Эл. Активистами организации там был даже создан Строительный профсоюз, который позволяет молодым людям находить работодателей, соблюдающих трудовое законодательство, и контролировать те фирмы, которые этого не делают. Наблюдая результативность деятельности соратников Удальцова, к марийскому отделению «Левого фронта» присоединились и разочарованные коммунисты, и даже нацболы, у которых не очень сильное местное руководство. Получилось, что в организации взаимодействуют и помогают друг друг и радикалы, и сторонники мирного протеста. Именно войной против такой сплоченности, а также общей по стране кампанией против левых сами активисты считают последние действия Cледственного комитета (СК)  по отношению к ним.

Павел Толмачев рассказывает об обстоятельствах своего задержания девятого числа так: «Меня задержали, когда я просто шел по улице. Задержали трое мужчин в гражданском, скрутили мне руки и запихнули в белую "газель", тоже не полицейскую. Никаких бумаг мне не предъявляли. Я спросил: "Я что, задержан?" Мне говорят, мол, нет, вы доставляетесь. В СК меня стали допрашивать, предлагать своего адвоката. Я от их адвоката отказался, позвонил в "Человек и закон". Это очень хорошая организация, которая пытается нас защищать. Там европейские правозащитники всякие известные встречались с нами. Они, кстати, никаких денег нам не дают, если что. На всякий случай уже уточняю... Они пытаются нам помочь, как могут, юридически, и только, – смеется он. – Далее у меня был обыск. Никакого постановления мне не показали, просто вынудили меня открыть им дверь, пригрозив, что вломятся и так. А у меня квартира съемная, хозяйка – приятнейшая женщина, педагог, музыкантша. Она там просто в ужасе, ей и ее мужу позвонили из СК, сказали, что, мол, вы прикрываете преступника. У меня забрали листовки "Левого фронта" и ноутбук, а потом, уже в СК, предъявили мне мою же личную переписку и песню со строчкой про "сжигать ментов". Это что значит? Что, я уже не имею права на личную переписку в интернете?» – продолжил активист.

Молодой человек заметил, что ему собираются предъявлять организацию массовых беспорядков, хотя их в городе вообще не бывает. «Меня только однажды задержали на митинге, я там поматерился – сказал матом, что хватит воровать и так далее. Я тогда заплатил штраф, это было честно, за мат. У нас на акциях и не задерживают никогда, выходят человек 100–150, не устраивают никаких беспорядков. Все согласовано, мы приходим "чистыми", – уверяет он Slon. – Мне сказали, что сейчас нахожусь в статусе подозреваемого, обвинения пока не предъявлено. И пока так, я в Йошкар-Олу не собираюсь. Завтра поеду в Санкт-Петербург, по месту прописки. Посмотрю, что там будет происходить. Сегодня я встречаюсь с Виолеттой Волковой, она предложила мне свою защиту, а в "Человек и закон" мне уже даже сказали о том, что, возможно, придется просить политического убежища – обещали помочь с оформлением. Я не хочу, я на это смотрю только как на самый крайний вариант. Я вообще не понимаю, о каком призыве к беспорядкам идет речь. У нас вообще единственная цель – это разбор местной организации. Господин Маркелов у нас у власти 12 лет. Нам не интересны Путин и Медведев, нам интересна наша проблема. Все наши акции были спланированы против местного ворующего руководства. Благодаря которому у нас республика, которой просто нет. Республика, в которой некем работать», – рассказал Толмачев.

Другой задержанный 9 числа, Андрей Свистунов, находится сейчас в гораздо более незавидном положении. Свистунов женат, у него трое детей, и он не может себе позволить поехать за помощью в Москву или же вообще эмигрировать. «Я пошел в банк отправить платежку, и прямо на улице меня встретили полицейские. Я иду, они стоят. Говорят мне: "Привет, Андрей!" Ну и я с ними поздоровался. Потом сказал, что пойду, мне за ребенком было нужно в детсад, а они такие, мол, нет. "Мы тебя подвезем". И тут три сотрудника, на форме у них было написано "Спецназ". Они, конечно, действовали жестко. Посадили в "приору", два опера обняли за шею и повезли. Там есть такой Буханов, я его знаю. Он позвонил заведующей в детский сад и сказал: "Передайте жене Свистунова Андрея Александровича, что он сегодня за ребенком не придет". Ему на той стороне, мол, что случилось, как так. Он проорал: "Я тебе сказал?!"» Свистунова, как и Толмачева, обыскали. Изъяли компьютер и все агитматериалы, не показав ни одного постановления.

Активист рассказал Slon, что лично общался с Леонидом Развозжаевым «за три-четыре дня до ситуации с Киевом» (так как был с сыном в Москве) и близко к сердцу принял случившееся с ним. Он пояснил, что был инициатором акций в поддержку Развозжаева, но все они прошли мирно и спокойно, без задержаний. Самого Свистунова задерживали четыре раза, а по 20-й статье («Нарушение установленного порядка организации либо проведения  митинга») он даже выигрывал суд, так что происходящее сейчас ему не в новинку. С тем только замечанием, что на этот раз для оперов закон будто вообще перестал существовать: «В СК мне предложили написать явку с повинной, я сказал, что не буду, конечно. Они мне предъявляют призыв к свержению государственного строя и оправдывание терроризма в СМИ, сказали, что я под подпиской теперь. Отпустили, правда, быстро. Я знаю, что за меня впряглись депутаты-коммунисты. Но я, конечно, не успокоился. Пошел в "Человек и закон". Знаете, я учился в ПТУ и многих вещей не понимаю. А там объясняют. Первый вопрос, который мне задали, – это про протоколы, которые мне, оказывается, должны были дать. Правозащитники отправили меня подавать ходатайство. Я пришел в СК, где меня сразу отфутболили? сказали, чтоб не рыпался, а то изменят меру пресечения на арест. Я вот не знаю, как быть, мне закрываться никак нельзя, детей кормить надо, – поделился Свистунов со Slon, рассказав, что встретил в горсуде, куда тоже пытался подать ходатайство, знакомого уголовника, который проходит "за разбой", но его не сажают. – "А тебе дадут по полной", – сказал он мне. У меня аж все окаменело, – признался активист, напоследок заметив, что просто так он не сядет. – У меня есть такой компромат на нашу местную верхушку, что тихо они меня не закроют», – закончил он.



Метки:
Comments

Власть всегда будет притеснять инакомыслящих, а главное - обличающих её. И всё же в разных странах это происходит по-разному: где-то только самых-самых, а у нас - до кого руки дотянутся и на кого хватит полицейских.

Вы говорите,что " никто из моих товарищей ни в чем не виновен"....Вспоминается: ты виноват уж тем,что хочется мне кушать.

А что в Иванове-то?

Вера в победу - это очень важно и правильно. Я тоже верю, что как человек думает, как он себе что-то представляет и говорит об этом, так все потом и будет. Если люди верят в победу, значит - они победят.
А то, что никто из товарищей не виновен, я не только верю, а я знаю об этом.

На каждом говорят про Развожаева, про пусек, про Ходора. А про Хабарова практически все молчат почему-то.