Илья Пономарев/Ilya Ponomarev (ilya_ponomarev) wrote,
Илья Пономарев/Ilya Ponomarev
ilya_ponomarev

Category:

Вышел новый знаковый фильм Дмитрия Астрахана. Все в кино! RT



Деточки, спасите нас и сохраните

На днях я испытал одно из самых сильных эмоциональных потрясений за последний год. Не то чтобы моя жизнь, начиная с декабря 2011, была пресной и однообразной – на обилие впечатлений грех жаловаться – но тем ярче был поход в кино вечером в среду 3 апреля. Давали новый фильм Дмитрия Астрахана «Деточки».

Вообще-то я часто хожу в кино. Как настоящий левый, я полностью согласен со словами Ильича, что из всех искусств оно для нас главнейшее. Стараюсь – хотя бы раз в неделю. У меня даже есть традиция ежегодно ездить в Сочи на кинофестиваль «Кинотавр», где отсматривать в режиме нон-стоп все российские новинки. На самом деле, кино – барометр общества понадежнее телевидения, которое смотреть без содрогания стало совсем невозможно.

Но это был первый в моей жизни фильм, который зал смотрел, как какой-то футбольный мяч, с полным погружением в сюжет. В один момент люди смеялись, в другой – плакали (в буквальном смысле слова, это без преувеличения), затем аплодировали героям и кричали «молодцы», а потом замирали в ужасе. Причем – да не в обиду будет сказано глубоко мной уважаемому Дмитрию – с кинематографической точки зрения это был не Тарковский и даже не Тарантино. Но это было Кино.

Суть фильма проста. Группа подростков лет 12-14 из детского дома – «деточки» - по ночам бралась за ножи и исправляла несовершенство российского общества. Хирургическим путем, так сказать. Вырезала депутатов-педофилов и коррумпированных судей, садистов из военкоматов и распространителей наркотиков в школах, алчных врачей и водителей с мигалками. Просто и незатейливо – перерезая преступникам горло. Тимуровцы XXI века. Версии 2.0. А весь вымышленный город, в котором они жили, через Интернет подкидывал им новые цели и аплодировал каждому новому успеху. Вместе с реальным московским зрительным залом, набитым столичной интеллигенцией – от поп-певцов до сенаторов от «Единой России», кричавших "браво!" и "еще!".

Астрахан определил жанр этого фильма как «сказка». Он сделал все возможное, чтобы снизить реальность происходящего – подбором актеров, странными спецэффектами, невозможностью мизансцен – но увиденное все равно осталось пугающим.

Весь фильм был проникнут духом «мы» и «они». «Хорошие» и «плохие». «Деточки» и «власть». И безусловно сочувствующее «деточкам», но нежелающее хоть чем-то им реально помочь общество. Если, конечно, не считать помощью единодушный отказ помогать прокурорам их выловить. Общество в фильме переложило всю ответственность и обязанность действовать на своих детей, живущих в Интернете. Которые, когда ОМОН начинает расстреливать безоружных «деточек» из автоматов (да-да, в сказках теперь и такое бывает), встают по твиттер-кличу на их защиту. А руках сверкают лезвия длинных кухонных ножей.

Первые пять минут, после того, как зажегся свет, зал пребывал в шоке. И я не знаю, что было большим шоком: увиденные ножи нового поколения на экране или услышанные аплодисменты в зале. Сердца присутствовавших были с экранными детьми, а разум – с экранными же взрослыми, и говорил: «прячься, убегай, ты ничего не можешь поделать с Системой»!

Встала красивая молодая девушка из «Коммерсанта» и задала вопрос Астрахану в лоб: случайно ли эти приютские дети до боли напоминают завсегдатаев «русских маршей» («деточки» носили характерные черные джемперы с капюшонами)? Тут же припомнили одну из самых сильных сцен мирового кино из «Кабаре», когда белокурый мальчик – копия предводителей «деточек» - поет светлым, почти ангельским голосом «Мое Отечество принадлежит мне», и его песня охватывает все больше и больше людей, и вот уже все встали и поют в унисон, кроме одного старого коммуниста. А потом оказывается, что коричневая рубашка у пацана – лишь часть формы штурмовика, и вот уже вся страна в экстазе вскидывает руку в нацистском приветствии.

Несколько интеллигентных женщин чуть менее юного возраста, чем журналистка «Коммерсанта», со слезами на глазах обратились к Астрахану с просьбой: «отличный фильм, только уберите ножи из рук тысяч детей в финальной сцене»... Мне хотелось встать и закричать: да как вы не понимаете, ради этих ножей все и снималось! Если мы – все сидящие в этом зале – сами не решим проблему, которую решали «деточки», а так и будем сидеть в позиции «ничего не вижу, ничего не слышу», то наши дети возьмутся за ножи. Мирного протеста уже не будет. И найдется тот, кто их возглавит, и вы ничего с этим не сделаете. Вы будете смотреть на общество суда Линча глазами снявшего "Догвилль" фон Триера, а остальная Россия - глазами героев "Брата" Балабанова и "Деточек" Астрахана.

Евгений Бунимович вспомнил Стругацких: «в стране, где торжествуют серые, к власти приходят черные». Вот только мы почему-то считаем, что серые – это где-то там, во власти, серые полковники КГБ. А ведь серые – это мы, кто сидит, поджав хвост, по домам, и ждет с попкорном и кока-колой приговора по «Болотному делу». А черные тоже не с Марса прилетят, они тут, среди нас, и черными станут, потому что решат: дальше так жить нельзя. И будут, что характерно, правы.

Встал знаменитый хоккеист, сенатор и член «ЕР» Фетисов, сказал какие-то дежурные слова, о том, как он рад, что остались еще те, кому не все равно. Я бесконечно уважаю этого человека, но в тот момент я подумал, что меня сейчас вырвет. Он не узнал себя в тех прокурорских с экрана, которые все знали, все понимали, сочувствовали «деточкам», но работали на ту бесчеловечную и бесчестную властную машину, которая сделала 12-летних подростков убийцами, пусть и робин гудами. Даже интеллигентское ничегонеделанье куда как лучше, чем укрепление этой власти своим реальным и по делу заработанным авторитетом, какими бы благими намерениями это не было продиктовано.

В фильме была замечательная фраза главного прокурора – который тоже все понимал, разумеется – что «он бы покаялся, но поздно. Не примут уже это покаяние, ни на земле, ни на небе». С этими мыслями он отдал приказ стрелять по детям. Как вы считаете, мы, реальные, тоже прошли эту точку невозврата?..

Это вопрос для меня давно стал главным вопросом российской политики. Я пытаюсь сделать все, чтобы ответ был «нет», хотя я очень боюсь, что он звучит как «да». Спасибо Астрахану, что его озвучил. Надеюсь, у вас найдется два часа времени для похода в кино. В Москве фильм идет в «Художественном». И возьмите с собой детей – лучше, чтобы им все объяснили вы сами, а не белокурый фюрер.

Газетная версия в МК - http://www.mk.ru/culture/cinema/article/2013/04/05/837197-spasite-nas-detochki.html


Tags: дети, кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments